Новости

Школа злословия. Почему учителя срываются на детей

Психолог Мария Меркулова прокомментировала громкий случай, который произошел в одной из школ Сахалина, где учительница отругала школьницу за дырку на кофточке.

Неприятный инцидент произошел в одной из школ города Холмска. На уроке русского языка и литературы педагог решила отчитать ученицу за ее внешний вид. Почему-то женщина сделала это при всем классе, в довольно жестком тоне и практически не выбирая выражений: «У тебя есть родители? Они вообще адекватные? Ты нет, я уже вижу, что ты неадекватна. Ты приемная, что ли? Ты родной

ребенок или приемный?» Видео этого странного диалога, а точнее монолога, поскольку школьница практически не отвечала на вопросы учителя и даже заплакала в конце, каким-то образом появилось в интернете, вызвав волну негодования. Почему педагоги иногда перегибают палку в общении с учениками, и какие темы ни в коем случае не должны подниматься в классе, рассказывает психолог Мария Меркулова.

Наталья Кожина, АиФ.ru: Мария, то, что произошло на Сахалине, очень напоминает публичную «порку». Как вы считаете, подобный метод работы допустим в современной школе?

Мария Меркулова: Делать замечания человеку в присутствии коллег, одноклассников, других людей — не совсем правильно. Безусловно, учитель может что-то подсказать школьнику, в том числе в вопросе его внешнего вида, но, во-первых, наедине и, во-вторых, более уважительным тоном. Устраивать из этого спектакль было лишним. 

Цвет настроения — школа. Должны ли ученики и учителя соблюдать дресс-код?

Младшие школьники, в отличие от старших, пытаются соответствовать обществу, им очень важно, что о них думают окружающие. К тому же, с первого класса детям транслируется идея: хорошо учись, чтобы тебя хвалили. А кто хвалит? Конечно, педагог. Неудивительно, что этот человек становится самым главным взрослым в жизни каждого из нас вплоть до подросткового возраста (12-14 лет). Когда учитель делает замечание при всех в издевательском тоне, он как бы разрешает другим школьникам относиться к конкретному ребенку точно так же. Он своим примером показывает, что так можно, это нормально.

То, что произошло на Сахалине — это довольно жестокий способ «достучатся» до ребенка, он не имеет отношения к воспитательному процессу, а больше напоминает какую-то месть или наказание за провинность.

— Кроме публичных разборок, инициированных учителем, что еще может травмировать ребенка в школе?

— Нельзя касаться тем, которые ценны для ребенка. Например, говорить про его семью в негативном ключе, хотя от учителей часто можно услышать что-то подобное: «Тебя родители не воспитывают», «У тебя что, нет семьи?». Дочь недавно поделилась со мной историей на похожую тему: ее одноклассник из разведенной семьи пропустил один день занятий и принес справку о том, что отсутствовал из-за семейных обстоятельств. Почему-то педагог, увидев эту справку, посчитала нормальным прилюдно заявить: «У тебя же нет семьи, какие могут быть семейные обстоятельства?». Это жестоко и непрофессионально! Когда человек говорит подобные вещи, он просто обесценивает родителей ребенка.

— По сути дела педагог на Сахалине сказала то же самое: «У тебя нет семьи, ты приемная»? 

— Да. А для ребенка это звучит как: «У тебя плохие мама и папа, о тебе никто не заботится». Для школьника слышать подобные вещи — самый настоящий стресс. Плюс добавим сюда грубый тон и тот факт, что все было сделано на глазах сверстников, вполне нормально, что в итоге девочка не выдержала и просто заплакала. 

— С какими еще темами учитель должен быть острожным?

— Национальности и религии. Ни в коем случае нельзя обращать внимание на особенности ребенка, если у него есть физические недостатки, допустим, плохое зрение. Даже в шутку не делайте так!

— Вроде бы то, о чем вы говорите, это очевидные вещи, но почему учителя все же позволяют себе иногда такие вольности? Это профессиональная деформация? 

— Да, она часто бывает у тех, кто постоянно контактирует с людьми, в сфере помогающих профессий: врачи, педагоги и т.д. Со временем такие работники могут становиться более черствыми и теряют способность к сопереживанию. У педагогов профессиональная деформация происходит от хронической усталости, отсутствия ровного психоэмоционального настроения. В ситуации, которая произошла на Сахалине, учитель явно избавился от каких-то своих внутренних проблем и переживаний за счет ребенка. И это, конечно, не имеет отношения к профессионализму.

«Дурак» на лбу. Родители вступились за учительницу, оскорбившую мальчика

— Раньше родители в конфликтах между учеником и учителем часто становились на сторону педагога. Сейчас тенденция меняется и они все чаще защищают своих детей в любых обстоятельствах, а какая из этих двух позиций верная?

— Лично я считаю, что родители всегда должны быть на стороне ребенка. Он живет с вами, вы несете за него ответственность и должны защищать. Но защищать в каком смысле? Даже если человек оступился, не надо бросать его на растерзание обществу, нужно разобраться в ситуации, объективно оценить ее, показать, как правильно действовать, чтобы ничего подобного больше не повторилось.

— Не секрет, что дети иногда сами доводят педагогов. В этой ситуации допустимо пойти против правил и, например, использовать ту же самую публичную «порку»?

— Если ребенка нужно наказать, пусть этим занимаются родители, а не учитель. Мама и папа всегда могут лишить любимое чадо похода в кино или компьютера, разумеется, предварительно обсудив ту ситуацию, которая заставила их поступать таким образом. У педагога на самом деле не так много вариантов действий в этом случае: удалить ученика из класса, вызвать родителей в школу, обсудить проблему с директором. Пожалуй, на этом все, ведь даже явно провокационное поведение подростка не оправдает тот факт, что учитель использовал против него физическое или эмоциональное насилие, любые другие жесткие меры. Задача педагога — найти подход к школьнику без ругани, и тем более без рукоприкладства, но почему-то некоторые учителя забывают об этом.

Источник

Показать больше

Related Articles

Добавить комментарий

3 + 2 =


Яндекс.Метрика
Close
Close