Тесты

Психология цвета. Тест Люшера и его интерпретация

Психология цвета. Тест Люшера и его интерпретация

Психологическая характеристика синего цвета

 

Синий цвет легко понятен. Он отражает физиологическую и психологическую потребность, а именно: покой. Уместно процитировать Гёте, естествоиспытателя и поэта, он выразил сущность синего цвета поэтическим понятием «очаровательное ничто». Этим он не объясняет, что именно представляет собой синий цвет, а выражает оптическое впечатление словами той же тональности.

 

Обратимся к Кандинскому: «Склонность синего цвета к глубине столь велика, что он становится интенсивнее именно в глубоких тонах и действует «характернее», проникновеннее. Чем глубже синий цвет, тем сильнее он зовет человека в бесконечность, будит в нём стремление к чистому и, наконец, к сверхъестественному. Синий – это типично небесный цвет. С большим проникновением он развивает элемент покоя. Склоняясь к чёрному, он приобретает оттенок нечеловеческой печали. Он как бесконечное углубление в серьёзное, где нет и не может быть конца».

 

К. Кестлин, малоизвестный автор прошлого века, пишет в своей «Эстетике»: «Синий – чрезвычайно мягкий и охлаждающий контраст всему беспокоящему, яркому, давящему, утомляющему; это картина мирной нежности и услаждающей свежести; это сама хрупкость по сравнению со всей материальной громоздкостью и тяжестью».

 

Гёте в параграфе 781 своего учения о цветах говорил: «Насколько охотно мы следуем за удаляющимся предметом, настолько же охотно мы смотрим на синий цвет. И не потому, что он на нас наступает, а потому, что он влечёт нас за собой».

 

Юнгер трактует синий цвет с ещё более глубоким смыслом: «Синий – это цвет, выражающий ничто и прекрасное одновременно».

 

Рудольф Штайнер в «Сущности цвета» пытается свести действие жёлтого и синего цвета к одной формуле и говорит: «Жёлтый – излучающий, синий – поглощает, втягивает лучи в себя».

 

Кандинский описывает то же действие и толкует синий цвет как концентрическое движение: «Жёлтый движется из центра и почти приближается к человеку, а синий развивает концентрическое движение (как улитка, вползающая в свой домик) и удаляется от человека. Одновременно он чувствует, что в «синем можно утонуть».

 

Чтобы повысить основное воздействие синего цвета, а именно усилить чувство покоя, в тесте Люшера используется тёмно-синий цвет. Тёмно-синий вызывает безмятежный покой. При рассматривании тёмно-синего цвета наступает вегетативное успокоение. Пульс, давление крови, частота дыхания и функция бодрствования снижаются и регулируются трофотропно. Организм настраивается на успокоение и отдых. При заболевании и переутомлении потребность в синем цвете повышается. Повышаются также восприимчивость и готовность к боли.

 

Тёмно-синий цвет, как и каждый из четырех основных цветов, является цветовым выражением одной из основных биологических потребностей: физиологически – покоя, психологически – удовлетворения. Кто находится в подобном уравновешенном, гармоничном состоянии без напряжения, чувствует себя на своем месте: в тесной связи с окружающим и в безопасности. Синий цвет выражает единение, тесную связь. В народе говорят: «Синий цвет – верность». В состоянии единения с окружающим отмечается особая чувствительность к переменам. Поэтому синий цвет отвечает всем цветам чувствительности.

 

Из основного значения синего цвета развивается бесконечное множество особых значений и возможностей, из которых здесь упоминаются лишь некоторые. Синий цвет как повышенная восприимчивость является предпосылкой способности проникновения, эстетических переживаний и глубокомысленных размышлений.

 

Шеллинг в своей книге «Философия искусства» имеет в виду только синие символы, когда пишет: «Тишина – состояние, свойственное красоте, как покой свойственен спящему морю». Символически синий цвет соответствует спокойной воде, флегматичному темпераменту, женскому началу, левой стороне, горизонтальному направлению, плавному почерку. Вкусовые ощущения синего цвета – сладость (поэтому раньше головки сахара заворачивали в синее); чувственное восприятие – нежность, а его орган – кожа. Определённые аллергические воспаления кожи могут быть связаны с утратой нежности, любви и с нарушением семейных отношений.

 

Родственный санскриту язык пали называет предпочтительным для медитации тёмно-синий цвет. Это говорит о том, что уже в древней Индии тёмно-синий цвет воспринимали как наиболее типичный оттенок. Тёмно-синий цвет насыщен, особенно часто его предпочитают люди, склонные к ожирению, и выражает удовлетворение и исполнение. Это исполнение идеала единения (отсюда – голубой цветок романтизма); это – тесная связь с праматерью, преданность и доверие, любовь и самопожертвование (голубое одеяние богоматери Марии). Синий выражает нежность, а поэтому – традиции. Если синий цвет отвергается в тесте как несимпатичный, то потребность в покое и связи, основанной на доверии, остается неудовлетворенной. Существующие человеческие связи отвергаются, как несоответствующие ожидаемому идеалу, и воспринимаются как скучные и парализующие. Так как имеющиеся контакты обременяют и угнетают исследуемого, то он расценивает их как зависимость и стремится избежать этой зависимости.

 

Отклонение тёмно-синего цвета означает, что человек избегает ослабляющего напряжения покоя, так как считает, что не может в данный момент позволить себе отдых без отказа от чего-то важного. Такой человек предчувствует, что расслабляющий покой вызовет именно ту атонию, перед которой он – в большинстве случаев подсознательно – испытывает страх. Атония может привести к депрессии, которой стремятся избежать. Для таких людей синий цвет – не «привлекательное ничто», а «угрожающее ничто», так как выражаемая у них этим цветом потребность в связи не удовлетворена; часто это отношение к партнеру по любви, иногда к коллегам по работе или к месту, где человек должен жить. Тот, кто постоянно отвергает синий цвет, лишён «удовлетворяющего единения», которого ему не хватает. В результате этого возникает тревожное и напряженное беспокойство, суетливость и поиски возбуждения с тем, чтобы избежать подстерегающей атонии или даже депрессии при таком бессмысленном образе жизни.

 

При обследовании 5000 человек, курящих сигареты, оказалось, что больше половины из них отвергают синий цвет, особенно те, кто курит тёмный ароматичный табак. В данном случае возбуждение от курения, служит защитой от атонии. При повышенных раздражителях (например, телевидение) и изменчивом беспокойном поведении страдает так же способность к концентрации, что, особенно у детей, выражается в невосприимчивости к учебе. Продолжительное раздражение может вызвать у взрослых невротическое нарушение. Отказ от тёмно-синего цвета, как страх перед покоем, часто вызывает – как компенсацию – предпочтение красного цвета и свидетельствует о стремлении к возбуждающим переживаниям. Если неудовлетворенное чувство душевного единения требует в качестве компенсации красного цвета, то возникает «страстный» сексуальный дурман.

 

Светло — синий (голубой) цвет

Светло-синий, наряду с красным, является наиболее популярным, если он избирается просто как цвет, а не в каких-либо определённых целях. Его психологическая характеристика – беззаботное веселье. Светло-синий – цвет беспечности и беззаботности, так как он не предъявляет претензий, а потому не принимает обязательств. Светло-синий – и есть то «очаровательное ничто», о котором говорит Гёте.

 

Красно-синий

Синий цвет, если он не светлый, вызывает покой и полное удовлетворение. Это состояние следует понимать правильно и не считать синий цвет «холодным». Покой и внутреннее удовлетворение не могут быть холодными. Сумеречно-синий (полутёмный цвет) или тёмно-синий цвет не является холодным, пока к нему не примешивается зелёный; к этому неверному мнению приходят в том случае, когда исходят из «тёплого» красного – и, что особенно важно, – пытаются систематизировать многогранность действительности с помощью простой полярности – «тёплый – холодный», «внутренний – внешний», «активный – пассивный». В красно-синем – к синему, означающему глубину, само углубление, душевный покой, присоединяется возбуждение красного. Отсюда возникает нарушение душевного покоя.

 

Красно-синий – это внутреннее возбуждение, духовное вдохновение, т.е. то, что можно выразить словами: сердечность, задушевность. Это любимый цвет Шагала, картины которого часто затрагивают тему задушевности. Поэтому в своих картинах он постоянно возвращается к изображению молодожёнов, букета цветов и часов, как символа использованного или потерянного времени. Можно ожидать, что одеяние девы Марии, заступницы людей перед богом, – также красно-синего цвета, цвета задушевности и сердечности.

 

Часто в картинах и даже на картине Кольмарского алтаря художника Маттиаса Грюневальда, который пишет, руководствуясь психологией цвета, наличествует преимущественно зелёно-синий цвет. При этом нужно знать, что основной синий цвет приобретает зеленоватый оттенок в сочетании с пожелтевшим от времени лакокрасочным покрытием.

 

Зелёно-синий (бирюзовый)

Так же как и в красном цвете, синеватые или коричневые оттенки не меняют его основного значения, а только сильно видоизменяются в пределах этого значения, так и зелёно-синий при отклонении его к тёмно-синему или красно-синему частично приобретает противоположное значение. Тем не менее, основное значение остаётся: любой синий передаёт сферу душевности, т.е. чувство самоотдачи. С точки зрения отношений между людьми, этот факт можно охарактеризовать как гордую манеру держаться. Сумеречный зелёно-синий означает «притязает на собственную ценность». В тёмном зелёносинем цвете гордость переходит в замкнутость, оригинальничание и упрямое самовозвеличивание. Этот цвет выражает стойкий, оборонительный эгоцентризм, исчезающий в светлом зелёно-синем цвете. Здесь остается лишь холодная отдаленность, где больше не господствуют жизненные импульсы. Поэтому светлый бирюзовый является цветом гигиенической стерильности.

 

 

Психологическая характеристика зелёного цвета

 

 

Кандинский превосходно охарактеризовал зелёный цвет и достаточно полно объяснил его психологическую особенность: «Синий, как противоположное движение, тормозит жёлтый, при этом, в конце концов, при дальнейшем добавлении синего, оба противоположных движения взаимно уничтожаются, и возникает полная неподвижность и покой. Это – зелёный цвет. В зелёном цвете жёлтый и синий, как парализованные силы, которые могут вновь активизироваться. В зелёном заложена жизненная возможность, которая совершенно отсутствует в сером». Далее Кандинский справедливо отмечает: «Абсолютный зелёный – самый спокойный цвет из существующих. Он никуда не движется и не имеет призвука радости, печали, страсти. Он ничего не требует, никуда не зовет. Это неподвижный, самодовольный, ограниченный в пространстве элемент. Зелёный цвет похож на толстую, очень здоровую, неподвижно лежащую корову, способную только пережевывать пищу и уставившуюся на мир глупыми, тупыми глазами».

 

О том же пишет Гёте в своем «Учении о цветах»: «Если мешать жёлтый с синим, то получится цвет, который мы называем зелёный. Если оба исходных цвета смешать в равных пропорциях, чтобы ни один из них не выделялся, то глаз и душа отдыхают на этой смеси, как на чём-то простом. Не хочется и нельзя двигаться дальше». Наступающее и возбуждающее движение жёлтого цвета и противоположное ему успокаивающее и отступающее движение синего взаимно уничтожаются и консервируются в зелёном, поэтому зелёный цвет статичен. Зелёный не обладает действующей наружу кинетической энергией, а содержит заключённую в себе энергию потенциальную. Но эта «заряженная» энергия не покоится в прямом смысле слова, а отражает внутреннее напряженное состояние и не выходит наружу. Когда Кандинский пишет: «Пассивность – наиболее характерное свойство зелёного», — он, как и некоторые другие, видимо, путает статичность с пассивностью. Но имеет в виду именно это статическое состояние, когда сравнивает зелёный цвет с неподвижно лежащей коровой.

 

Скрытая энергия, «заряженная» во всех твёрдых телах, может иметь, в зависимости от плотности молекулы, различное напряжение, твёрдость или силу сопротивления. То же относится и к зелёному цвету. Чем больше дополняется к зелёному затемняющего синего, тем сильнее, «холоднее», напряжённее, строже и устойчивее психологическое воздействие цвета. Чем больше добавляется осветляющего, растворяющего жёлтого, тем легче, «теплее», расслабленнее, мягче и гармоничнее действует зелёный. Говорят: «Я радуюсь, я сержусь, я удивляюсь, я стыжусь, я спрашиваю себя» и т.д.. В человеке происходит, очевидно, много такого, о чем он более или менее точно знает, что это касается его самого. И чем внимательнее самого себя наблюдаешь, тем больше становится очевидным, как много мы занимаемся собой и как мало другими, а именно – объективной действительностью. Эта самонаправленность человека часто перерождается в эгоцентризм и в эгоизм. Однако она в определенной степени необходима и должна выражаться, например, в способности ограничивать себя, сдерживаться или радоваться тому, как молекулы образуют в твёрдом теле напряженную структуру, невидную извне, так и в каждом человеке чувства самонаправленности создают живое напряжённое состояние. Это мнение человека о самом себе, т.е. то, что он воспринимает, как свое «я» или отношение человека к себе самому.

 

Различные оттенки зелёного цвета показывают разнообразие отношение к себе самому. Чистый, как кристалл, жёсткий сине-зелёный цвет предпочитают люди, которые предъявляют к себе жёсткие требования, возводят свои воззрения в принцип и добиваются его соблюдения с непримиримой последовательностью. Оставаться верным себе, выполнять самим же избранное обязательство, скорее уединиться со своей обидой, чем капитулировать и приспосабливаться, – этого требует гордость сине-зелёной саморегуляции. Это, собственно, высшая степень волевого напряжения, но оно предъявляет чрезмерно высокие требования к нервной вегетативной системе, т. к. достаточная разрядка отсутствует.

 

Чистый зелёный цвет, который Кандинский сравнивает с «так называемой буржуазией», не пытается, как син-зелёный, перерасти самого себя, а только стремится к самоутверждению. Чисто зелёный – абсолютно консервативен. Люди, предпочитающие чисто зелёный, стремятся благодаря твёрдости приобрести манеру уверенно держаться. Они стремятся к самоуверенности и к уверенности вообще. Они уверены в признании окружающих, но в действительности выглядят обывателями.

 

Конечно, зелёному присущи и положительные консервативные качества, такие как настойчивость и выдержка. С другой стороны, опыт теста показывает, что люди экстравагантные и эксцентричные, а также стремящиеся к оригинальности, считают чисто зелёный цвет несимпатичным. Они надеются добиться успеха без настойчивого труда, благодаря своей «гениальности» или, по крайне мере, «личной индивидуальности».

 

У людей, предпочитающих либо светлый жёлто-зелёный, либо более тёмный коричнево-зелёный, отношение к самим себе прямо противоположное. Они добиваются не самоутверждения, а возбуждения извне: при светлом жёлто-зелёном – посредством новых встреч, при коричнево-зелёном – посредством наслаждений.

 

Так как зелёный цвет выражает саморегуляцию и самооценку, то он имеет большое значение для психологии тестов и медицинской обработки цветового теста. Самооценка и саморегуляция происходят постоянно, в какие-то секунды, и лишь в незначительной степени осознаются настолько ясно, что можно, например, сказать: «у меня нечистая совесть», или «я стыжусь», «я сержусь», «я счастлив». Но нервная вегетативная система и органы принимают участие в каждом напряжении (сине-зелёный) или расслаблении (коричнево-зелёный), в застойном возбуждении (жёлто-зелёный).

 

Если такое состояние длительно фиксируется, – скажем, напряжение, когда пациент слишком часто отдает предпочтение сине-зелёному цвету, – то он чрезмерно перенапрягает себя физически, а также предъявляет повышенные требования к своей нервно-соматической выносливости. Как только наступает состояние истощения, пациент отклоняет сине-зелёный цвет как несимпатичный, он кажется ему теперь холодным, суровым, ядовитым цветом. Ослабевшая нервная система защищается от этого заряженного напряжением цветового оттенка. В этом состоянии пациент жалуется, что он страдает от гнёта или суровой ситуации, и воспринимает её как насилие над собой. Он пытается уклониться от требований,  потому что даже обычные задания представляются ему исключительно сложными, и эти сложности воспринимаются им как противодействие или даже как личная недоброжелательность и унижение. Если подобный пациент находится на лечении или отдыхе, то с помощью цветового теста Люшера, исходя, в частности, из отношения его к сине-зелёному цвету, можно определить (даже более точно, чем опираясь на мнение самого пациента), пришло ли в норму состояние его здоровья, и может ли он приступить к работе.

 

Синезелёный

Светлый сине-зелёный, или бирюзовый, – самый холодный из всех цветов. По этой причине его наиболее целесообразно использовать там, где необходимо оптически создать освежающую прохладу. Он желателен в жарких странах, в горячих заводских цехах, в помещениях с удушливым и тяжелым запахом. Это цветовое воздействие используется в освежающих напитках, освежающих сигаретах или зубных пастах с ментолом. Легко складывается впечатление, что в ледяном холоде сине-зелёного цвета должны гибнуть все биологические организмы, следовательно, и бактерии. Поэтому среднесветлый бирюзовый кажется таким стерильным. Некоторые дамы, причисляющие себя, в силу своей холодно-любезной манеры держаться, к высшим слоям общества, даже в одежде предпочитают фригидно-стерильный, возвышающийся над страстями бледный бирюзовый цвет.

Тёмный сине-зелёный используется для окраски несущих стальных конструкций, особенно если опоры находятся на фоне светло-серой бетонной или силикатной стены, или красной кирпичной.

 

Жёлтозелёный

Заключённая в чистом зелёном скрытая энергия освобождается при добавлении к нему снимающего напряжение жёлтого. Зелёный с добавкой жёлтого освобождается из своего статистического состояния, из своей консервации и плена: жёлтый выпускает его из защищающих и разделяющих стен. Поэтому действие жёлто-зелёного навевает воспоминания о цвете распускающихся из почек листьев, так как они тоже вырываются из зимнего плена. Жёлто-зелёный означает – распускаться, раскрываться, устанавливать контакт, желать встречи с другими и с новым. Так как именно этот цвет может воздействовать несколько навязчиво, в большинстве случаев его приглушают добавкой серого, и он становится пригодным для деловых книг и формуляров. Рядом с белой бумагой он выгодно выделяется, производя впечатление строгого и делового.

 

Коричневозелёный

Для коричнево-зелёного цвета маслин, к чистому зелёному подмешивают жёлтый и чёрный, но не синий. Таким образом, оливково-зелёный раскрывается благодаря жёлтому. Однако в результате одновременного затемнения, он приобретает дополнительное значение чувственной пассивности. Тот же, что выходит наружу только с пассивной чувствительностью, далеко не продвинется. «Ближайшее, что я встречаю и с чем чувствую себя в тесном родстве, – моё собственное тело и после этого тела других». Поэтому коричнево-зелёный выражает ощущения собственного тела и чувственные восприятия. Кто выбирает коричнево-зелёный, тот хотел бы наслаждаться состоянием, благотворно влияющим на чувства и содействующим отдыху.

 

 

Психологическая характеристика жёлтого цвета

 

В природе солнце редко окрашено в жёлтый цвет, мы видим его как ослепляющий свет или как сияющий оранжевый, если оно стоит над горизонтом, и всё же представление о жёлтом цвете легко увязывается у нас с солнцем, как и у детей, рисующих солнце жёлтым. Жёлтый цвет воспринимается нами как солнце, светлым и сверкающим. Жёлтый цвет – лёгкий, сияющий, возбуждающий, а потому – согревающий.

 

После белого, лучше всего отражает падающий свет жёлтый. Создаётся впечатление, словно свет скользит по светлой поверхности и не проникает в тёмную внутреннюю глубину. Тяга к поверхности характерна для жёлтого цвета во многих отношениях. Яркость жёлтого и полированная блестящая поверхность дополняют друг друга, создавая великолепие блестящего золота.

 

Жёлтый, как цвет поверхности, не скрывает тайн, и ни Гете, ни Кандинский не открывают нам о сущности жёлтого цвета ничего такого, чего бы мы не воспринимали сами. Гёте: «Этот цвет наиболее близок к дневному свету. В своей внешней чистоте он всегда несёт в себе природу светлого, ему присущи радость, бодрость, нежное возбуждение. Из практики известно, что жёлтый производит очень тёплое впечатление. Этот эффект теплоты лучше всего проявляется, когда смотришь на природу через жёлтое стекло, особенно в пасмурные зимние дни. Глаз радуется, сердце переполняет восторг, душа поёт, кажется, что нас обвеивает настоящим теплом». Кандинский также указывает на то, что «жёлтый настолько склоняется к светлому (белому), что вообще не может быть очень темного жёлтого».«Рассматривая окрашенный в желтый цвет круг, видишь, что жёлтый излучает свет, движется из центра и почти зримо приближается к тебе». Кандинский чувствует «первое движение жёлтого – стремление к человеку, которое может стать назойливым (при усилении интенсивности жёлтого), и второе движение жёлтого – стремление перешагнуть границы, рассеять силы в пространстве… и бесцельно излить во все стороны».

 

С другой стороны, жёлтый беспокоит человека, возбуждает его характер и отражает характер выраженной в этом цвете силы, которая, в конце концов, становится дерзкой и навязчивой. Это свойство жёлтого, тяготеющего к более светлым тонам, может достичь невыносимой для глаза и души высоты и силы. В этом случае он звучит как труба, поющая все громче и резче, или высокий звук фанфар.

 

Если к зелёному добавить красный (аддитивное смешение цветов), то получится желтый. Это оптическое объединение обоих цветов в жёлтый соответствует и психологическому началу жёлтого цвета. Красный – как возбуждение, а зелёный – как направление, создают в результате состояние возбуждённого напряжения. Как из красного и зелёного возникает другой цвет – жёлтый, так и возбуждённое напряжение приводит к другому психическому состоянию: к взрыву, разрядке, эксцентрическому расслаблению, как, скажем, смех после заключительной фразы анекдота. Жёлтый выражает эксцентрическое разрешение возбужденного напряжения. Зелёный цвет – это концентрическое напряжение и инерция, жёлтый же – эксцентрическая разрядка и изменение.

 

Если сравнить зелёный с заряженной, статистической потенциальной энергией, то жёлтый соответствует разряженной, динамической, кинетической энергии. Чтобы более наглядно продемонстрировать, что означает процесс освобождения и что представляет собой с психологической точки зрения жёлтый цвет, можно привести сравнение (не совсем оправданное научно) с куском сахара, растворяющимся в воде. Вода преодолевает силы сцепления, действующие в кристаллическом сахаре, таким образом, что форма сахара «растворяется» и «изменяется». Напряжённое состояние, способствующее кристаллизации сахара, исчезает благодаря «раздражающему действию» воды или, другими словами, это действие снимает внутреннее напряжение и вызывает изменение формы. Отсюда следует, что жёлтый цвет следует понимать как изменение и как снятие напряжения посредством раздражающего действия. (На немецкий язык сексуальный оргазм метко переводится как «освобождение», «снятие напряжения»). Не вдаваясь особо в физиологию, можно сказать, что в действительности освобождение наступает тогда, когда возбужденное напряжение в результате сексуального раздражения достигает апогея и должно быть снято. Это кратковременное «изменение» психовегетативного состояния во время «освобождения» ощущается как чувство наслаждения. Только после этого краткого «жёлтого» состояния наступает покой «синего цвета».

 

Предпочтение жёлтого цвета остальным означает поиски освобождения, несущего счастье, ибо таковое отсутствует. Если же, наряду с этим, отвергается синий – цвет покоя, удовлетворения и единения, – речь идет о несчастном, неподходящем для реальной связи человека, который, постоянно обеспокоенный, ищет удовлетворения в идоле любви. Это предпочтение жёлтого цвета при отклонении синего часто свидетельствует, например, об депрессии, которую фармакологически следует лечить антидеприссантами, снижающими возбуждение, а психоаналитически – как позитивную или негативную материнскую связь.

 

Если же отклоняется синий цвет (возбужденное беспокойство, чувствительность), а выбирают жёлтый (поиски и ожидание освобождающей разрядки) и зелёный (напряжение, самоутверждение), то это характерно для честолюбивого человека, которому недостает дружеских связей в коллективе и который стремится завоевать признание с помощью превосходства. В данном случае, когда отсутствие чувства безопасности (минус синий; конфликт связей) ведет к такой напряженности (плюс зелёный), что требуется компенсирующая разрядка (+ жёлтый), часто наступает психовегетативная сенсибилизация органов (желудка, кишечника, желчного пузыря). Всегда, когда в восьмицветовом ряду зелёный и жёлтый стоят рядом, образуют одну группу, напряжение и разрядка объединяются в целях непосредственного снятия и нейтрализующего выравнивания напряжений. Выбирающий зелёный и жёлтый нуждается в немедленном подтверждении того, что его ценят, уважают, чтобы можно было снять напряжение.

 

Тот же, кто отвергает оба эти цвета, также не может больше выносить напряженного давления (минус зелёный) и раздражающего возбуждения (минус жёлтый). В этом случае честолюбие настолько заторможено невротическим страхом, что бросается в глаза подчеркнуто равнодушная и небрежная манера поведения.

 

Если зелёному отдаётся предпочтение как полюсу напряжения, а жёлтый отвергается как полюс разрядки, такое состояние можно сравнить с батареей, отдавшей много напряжения и требующей новой зарядки. Если же, наоборот, отвергается зелёный и предпочитается жёлтый, то это состояние можно образно сравнить с перезаряженной, «кипящей» батареей. Если оба полюса – напряжение (зелёный) и разрядка (жёлтый) – не замыкаются в группу, а связываются с возбуждением (красный), то втроем они образуют «эрготропную функциональную группу». И наоборот, в случае сочетания зелёного и жёлтого с синим (покоем) в этих трёх цветах выявляется «трофотропная группа отдыха».

 

В то время как расстройства в диапазоне синего и красного цветов (покой и возбуждение) особенно проявляются в виде заболеваний сердечно-сосудистых, напряжение (зелёный) и разрядка (жёлтый) относятся, в основном, к желудочно-кишечным заболеваниям. По этой причине пациенты со склонностью к спазмам гладкой мускулатуры (желудочно-кишечных, желчных и мочевых путей) часто обнаруживают специфическое предпочтение зелёного и жёлтого цветов.

 

Жёлтый – основной цвет. Он выражает основную психическую потребность – раскрыться. В развитии и раскрытии заложен индивидуальный смысл всех изменений. В них заключена надежда, стремление к радости, счастью. Жёлтый выбирают люди, которые ищут изменившихся, освобождающих отношений, чтобы разрядить ожидаемым способом возбуждённое напряжение и иметь возможность раскрыться, достичь желаемого. Они надеются на разрядку с помощью освобождения от нагрузки, угнетающей их как зависимость. Беременные, которых тренируют на «безболезненные» роды, по статистическим данным, как правило, предпочитают жёлтый цвет. Им нужны напряжения ожидания и раздражитель надежды, чтобы не погрузиться в разочарованное, депрессивное расслабление.

 

Предпочтение жёлтого цвета наблюдается у людей, которые из-за отсутствия жилья, из-за домашних условий, в тоске по дальним странам, отправляются в путешествия. Увлекающиеся «полётами», охотно отрывающиеся от окружающей реальности люди также предпочитают жёлтый цвет.

 

От напряжения (зелёный) и неумолимости реальной жизни некоторые бегут в мир идей (жёлтый). Считается, что жёлтый – цвет озарения, поэтому ореол Христа и святых также жёлтый.

 

Жёлтый как цвет разрядки, освобождающей от раздражающего напряжения, выражает только нервное и психическое состояние. Хотя он отражает и состояние, стимулирующее фантастические представления, но (как и любой взятый в отдельности цвет) ничего не говорит о действительном духовном мире человека. Тяга жёлтого цвета к поверхности может даже отражать поверхность человека, а расширение его – бесполезную деятельность. В этом случае раздражающее напряжение, возникающее из-за неудовлетворённых потребностей, просто глушится банальными возбуждениями. Если же надежды не оправдываются, то возникает неприязненное чувство, которое народная молва приписывает жёлтому цвету:«Жёлтый – цвет зависти».

 

Надеющийся предпочитает жёлтый, разочарованный отвергает его. При обследовании 200 хронических алкоголиков оказалось, что жёлтый отвергается наиболее решительно, в то время как фиолетовому отдавалось решительное предпочтение. Когда разочарованный отклоняет жёлтый цвет, он ещё не пережил боли какой-то утраты. Раздражённое напряжение, взывающее к надежде и ожиданию, накапливается и может стать угрожающим. Цветовой тест констатирует критическое состояние: когда отчаявшийся «хватается за соломинку» и хочет силой вызвать последнюю надежду, он ещё раз выбирает жёлтый цвет, но вместе с принуждающим чёрным. Зачастую он, как Ван Гог, на последней картине которого (июнь 1890) чёрные вороны кружат под иссиня-чёрными грозовыми тучами над волнующимся жёлтым пшеничным полем, стоит на грани самоуничтожения.

 

В категориях времени зелёный выражает застывшую длительность, жёлтый же, напротив, соответствует неопределенному будущему и ещё не осуществлённым возможностям. Жёлтый возбуждённо-напряжённо стремится к развязке, то есть вперёд, к ожидаемому лучшему будущему.

 

Зелёножёлтый

Если к чистому жёлтому подмешать едва заметное количество зелёного, он будет выглядеть более холодным и более светлым. Ясность и свет противоречат инстинктивным требованиям, легко ввергающим в конфликтные ситуации и отягощающим нас. Кто предпочитает зелёноватый лимонно-жёлтый, тот тормозит движущиеся импульсы, контролирует себя, следит за другими и за своим поведением, избегая конфликтов. Такое поведение, часто опирающееся на критический, острый ум, служит самозащитой. Такие люди всегда следят за тем, чтобы не подвергнуться опасной для них критике, не получить отказа или не скомпрометировать себя. По этой причине лимонно-жёлтый цвет, который благодаря добавлению зелёного (самоутверждение) тормозит разрешение жёлтого, предпочитает большинство фригидных женщин и импотентов, тормозящих с помощью самоутверждения и самонаблюдения возбуждение и способность к отдаче.

 

Коричневожёлтый

Прямо противоположное действие оказывает янтарный медово-жёлтый. Он объединяет два противоречия: свет и лёгкость жёлтого и темноту и тяжесть коричневого. Хотя в нем всё ещё доминирует жёлтый, как цвет самораскрытия и установления контактов, но вместо поверхности и изменчивости чистого жёлтого – коричнево-жёлтый выражает чувственную приятность. Выбор этого цвета говорит о потребности в счастливом, полном наслаждения, нежно-ласковом пребывании.

 

Красножёлтый

Если к чистому жёлтому добавляется возбуждающий красный, а полученный цвет приближается к оранжевому, то основное значение жёлтого – раскрытие и установление контактов – усиливается в сторону активной интенсивности.

Благодаря красному жёлтый становится полнее и весомее. Он выражает стихийное, сладострастно-радостное ощущение и эмоции. Здесь нет благоразумности, сдержанности или изощрённости. Красно-жёлтый и оранжевый передают атмосферу, часто изображавшуюся старыми голландскими мастерами на картинах с кутящими солдатами и пышными девицами.

 

Золотой

Если жёлтый цвет есть выражение освобождения и счастья, то именно это его значение усиливается благодаря полированной, блестящей поверхности золота. Золото, независимо от его покупательной способности, выражает чувство лучезарного счастья.

 

 

Психологическая характеристика красного цвета

 

Х. Вольфарт (Канада) показал своим студентам на несколько минут оранжево-красный цвет теста Люшера. До и после эксперимента он измерил пульс, давление крови и частоту дыхания. Произошло то, что и ожидалось: после рассматривания оранжево-красного цвета эти вегетативные функции повысились. На тёмно-синий цвет нервная система студентов реагировала обратным образом – наступало успокоение: пульс становился спокойнее, давление крови снижалось, а дыхание замедлялось.

 

То, что произошло с канадскими студентами, случается со всеми людьми во всем мире: «язык» цветов интернационален, он не связан с расой и культурой. Даже на животных цвета оказывают такое же воздействие. Алжирский исследователь закрыл селезням глаза чёрной повязкой, и их сексуальная потенция ослабела. Затем он помещал молодых селезней на 120 часов под оранжево-красный свет, и рост семенных яичек ускорился в два раза, сексуальная активность повысилась. Другие наблюдения показывают, что некоторые животные реагируют на цвета особенно сильно и даже могут изменять свой цвет кожи в зависимости от окружения. Есть рыбы, изменяющие свою окраску в зависимости от цвета дна, над которым они в данный момент проплывают. Раки и лягушки могут с помощью гормонов быстро изменять цвет своего тела. Так как они используют эту способность для маскировки, мы знаем, что они видят окраску окружающей среды и настраиваются на нее.

 

О том, что и мы, люди, специфически реагируем на цвета, было известно давно. Физиологический механизм этого явления в настоящее время выявлен только частично. Бехер доказал, что от глаза к промежуточному мозгу ведёт вегетативная нервная (волокнистая) система, управляющая цветовым раздражением. Промежуточный мозг через гипофиз и нервную систему регулирует взаимодействие органов. Если регуляция настроена на ускорение и повышение функциональной способности (эрготропная), то состояние возбуждения нервов соответствует частоте колебаний оранжево-красного цвета.

 

Красный цвет – это цвет планеты Марс и стихии огня, согласно восточной медицине. Цвет крови, жизни, энергии, мироздания. Он символизирует неодолимую власть женственности, страстное начало и любовь. Его рекомендуется использовать в цветолечении при болезнях, возникающих на фоне общего физического истощения и слабости.
Органы, на которые оказывает действие красный цвет: сердце, артерии и вены, печень, почки, прямая кишка.
В хромотерапии красный цвет:
Оказывает стимулирующее действие на органы кровообращения;
Повышает содержание гемоглобина в крови и тем самым препятствует возникновению анемии;
Повышает иммунитет;
Устраняет застойные явления;
Способствует выделению тепла;
Регулирует деятельность печени и почек;
Способствует мышечному расслаблению;
Помогает при нарушениях менструального цикла и стимулирует сексуальную активность.
Медитация с красным цветом не рекомендуется при повышенной температуре тела и воспалительных процессах. Не следует также слишком долго воздействовать красным цветом, так как это может привести к утомлению и нервному перенапряжению.
Х.Вольфарт (Канада) показал своим студентам на несколько минут оранжево – красный цвет теста Люшера. До и после эксперимента он измерил пульс, давление крови и частоту дыхания. Произошло то, что и ожидалось: после рассматривания оранжево – красного цвета эти вегетативные функции повысились. На темно – синий цвет нервная система студентов реагировала обратным образом – наступало успокоение: пульс становился спокойнее, давление в крови снижалось, а дыхание замедлялось.

То, что произошло с канадскими студентами, случается со всеми людьми во всем мире. «Язык» цветов интернационален. Он не связан с расой и культурой. Даже на животных цвета оказывают такое же действие. Алжирский исследователь закрыл селезням глаза черной повязкой. Их сексуальная потенция ослабевала. Затем он помещал молодых селезней на 120часов под оранжево – красный свет. Рост семенных яичек ускорился в два раза. Сексуальная активность повысилась. Другие наблюдения показывают, что некоторые животные реагируют на цвета особенно сильно и даже могут изменять свой цвет кожи в зависимости от окружения. Есть рыбы, изменяющие свою окраску в зависимости от цвета дна, над которым они в данный момент проплывают. Раки и лягушки могут с помощью гормонов быстро изменять цвет своего тела. Так как они используют эту способность для маскировки, мы знаем, что они видят окраску окружающей среды и настраиваются на нее. О том, что и мы, люди, специфически реагируем на цвета, было известно давно. Физиологический механизм этого в настоящее время выявлен только частично. Бехер доказал, что от глаза к промежуточному мозгу ведет вегетативная нервная (волокнистая) система, управляющая цветовым раздражением. Промежуточный мозг через гипофиз и нервную систему регулирует взаимодействие органов. Если регуляция настроена на ускорение и повышение функциональной способности (эрготропная), то состояние возбуждения нервов соответствует частоте колебаний оранжево – красного цвета. Если нервная вегетативная система настроена на замедление, успокоение и отдых (трофотропная), то ей соответствует темно – синий цвет.

Многие люди, склонныек возбуждению и не выдерживающие его в течение продолжительного времени, предпочитают темно – синий цвет. Они ищут покоя, разрядки и отдыха. Их цель – иметь возможность жить в мире и гармонии. Так как их общее, психическое и вегето – нервное соматическое состояние более не выдерживает возбуждающих воздействий, то они отвергают возбуждающий красный цвет.

Тот, кто отклоняет красный цвет как несимпатичный, находится в состоянии перевозбуждения и легко раздражается. Его самочувствие можно сравнить с пылающим красным цветом. Если кто – либо «загорается» *Фразеологический оборот, употребляемый в немецком языке.

яростью, о нем говорят: «Он видит красное»*. В таком состоянии раздражающий красный цвет совершенно не выносится – он воспринимается не как собственная сила и мощь, а как возможная угроза.

Тот, кто отклоняет красный или какой – либо другой основной цвет (синий, зеленый, желтый) как несимпатичный, конечно, испытывает страх не перед красящим веществом, а перед действием, оказываемым этим цветом на его чувства, например, возбуждением при красном цвете. У людей, часто у подростков, воспринимающих свои сексуальные потребности как мучительный позыв, угрожающий их моральным устоям и воздержанному образу жизни, страх перед позывом выражается отрицанием красного цвета. Также и военнопленные, которым пришлось годами жить за колючей проволокой под угрозой смерти, особенно часто отвергают в тесте красный цвет. Отвращение к красному может быть вызвано органической слабостью или физическим и психическим истощением. Так, один предприниматель, который ввиду неблагоприятных обстоятельств был вынужден после долгой борьбы изъять из продажи продукт, пользовавшийся спросом, вследствие длительных и мучительных переживаний стал воспринимать красный цвет как несимпатичный. Вскоре после проигранного дела у него развивалась чисто функциональная сердечная недостаточность.

Цвета красный и синий (а также их сочетание – фиолетовый) имеют тесную связь с различными формами любовных переживаний. Люди, особенно женщины, страдающие от неудач в любви, так как привязаны к одному партнеру, доставляющие ему мучения и не приносящие чувства удовлетворения и безопасности, стремятся к состоянию спокойной гармонии и предпочитают темно – синий цвет. Страдая от мучительных объяснений и ссор, они не выносят никаких дополнительных возбуждений и отклоняют оранжево – красный цвет как несимпатичный, т.е. выбирают тот же цвет, что и лица, страдающие сердечно – сосудистыми заболеваниями. Это не случайно. Сердце – наиболее известный символ любви.

Наличие подобных связей можно предполагать, но цветовой тест дал нам возможность точно наблюдать за психическими процессами и клиническим течением болезни.

Человек, приближающийся из – за стресса к инфаркту, оказывает предпочтение красному цвету (в большинстве случаев вместе с сине – зеленым; что является показателем волевого напряжения), однако определенные другие цвета (серый и коричневый) в то же время показывают, что он уже находится в состоянии вегетативного истощения. Цвет покоя и отдыха – темно – синий – этим пациентам не нравится. «Я не могу сейчас позволить себе покоя», — таковы, по Эггерту, типичные слова кандидатов на инфаркт.

«Красный – это любовь, красный – это кровь, красный – это дьявол в ярости», — так гласит детское стихотворение, из которого видно, что возбуждающее действие красного цвета может проявиться как в любви, так и в ярости. Эротизирующие освещение танго – конечно, красное; красные фонари во всем мире указывают путь туда, где предлагается сексуальное возбуждение. Один из немногих художников, сумевших словами сформулировать то, что выражает цвет, — Кандинский – в книге » О духовном в искусстве» очень точно охарактеризовал красный цвет, не раскрывая при этом его психологического значения. Об оптически чистом красном цвете он сказал, что тот действует «проникновенно, как очень живой, полный воодушевления, беспокойный цвет, не имеющий легкомысленного характера желтого, расточаемого направо и налево».

В 1885 году Ван – Гог с восхищением открыл: «Цвет сам по себе, что – то выражает». В своей картине «Ночное кафе» я попытался выразить, что кафе является таким местом, где можно разориться, сойти с ума, совершить преступление. В конце концов, я попытался контрастами нежно – розового, кроваво – красного и цвета дрожжей – все в атмосфере огненного ада – выразить мрачную притягательную силу питейного заведения».

Арнольд Беклин неделями пытался создать страстно пылающий оранжево – красный цвет, чтобы окрасить им полотно, на котором сидит обольстительная Калипсо.

Франц Марк на известной картине «Три лошади» изобразил лошадей в красном цвете, чтобы выразить их импульсивный, быстро возбудимый темперамент. Поэтому, он взял вместо коричневого цвета – красный.

В любовных африканских посланиях, представляющих собой длинные нитки цветного бисера, красные шарики означают: «Я страстно люблю тебя. Я очень тоскую по тебе».

Красный цвет возбуждает, а потому импонирует зрителю. Поэтому одеяния королей, кардиналов и отделка тог римских сенаторов были красными. Но пурпурный с его холодной долей синего цвета действует еще более впечатляюще и одновременно сдерживающе. Этот цвет можно охарактеризовать как «роскошный». По этой причине в театрах до последнего времени занавес и сидения были, конечно, всегда красными. Рембо, который, как известно, одно из своих стихотворений посвятил значениям цветов, считал, что женщину, одевающуюся в красное, легко соблазнить. Научная психология не может дать оценку этому высказыванию на основании статистического опыта, однако она установила, что компенсаторное предпочтение красного означает: «Срочно хотелось бы возбудиться с помощью интенсивных впечатлений». В религиозной символике цвет также используется со смыслом. Красный является символом пылкой любовной страсти, загорающейся в головах освященных духом

Когда Эрнест Юнгер констатирует: «Так, красный цвет – цвет господства и мятежа», то в этом он видит проявление возбуждения.

В красный цвет окрашено и знамя русской революции. Да, красное по своей сути – революция, переворот.

Красное – это полное энергии проникновение и преобразование, когда оно варьируется с желтыми тонами (цвета красной киновари). Кто по своей натуре полон жизненной силы и энергии, а, следовательно, наделен чувством собственного достоинства (которое соответствует красному цвету), тот чувствует себя могущественным. Слабым же перед сильным – воспринимает последнего как угрозу. По этой причине в красный цвет окрашивают предметы, указывающие на угрожающую опасность. Красный сигнал светофора заставляет водителя остановится, чтобы избежать угрозы столкновения. Противопожарное оборудование и пожарные машины окрашены в красный цвет, так как они должны выражать высшую степень тревоги. Раздражающее действие красного цвета должно превратиться в возбуждающее.

Красный цвет соответствует античному элементу «огонь», холерическому темпераменту, а в категориях времени – современности, (тогда как желтый указывает на будущее).

В добавок хочется привести значение красного цвета в Индийском энерго-строении человека. Дело в том, что красный цвет можно ассоциировать с самой низкочастотной нотой «до» и этот цвет является цветом энергии Муладхары чакры, которая располагается между основанием половых органов. Это грубая энергия отвечающая за механическую рабоуту, то есть для которой не требуется каких-либо умственных усилий.

 Оранжевый цвет.

Чем более в сторону желтого сдвигается красный цвет, там сильнее раздражение переходит в возбуждение. Целенаправленная энергия оптически чистого красного цвета теряет целевую направленность и в оранжевом цвете становится раздражающим, бесцельным и изнурительным состоянием возбуждения.

Оранжевый-это цвет радости, бурных эмоций. А также ярких впечатлений и надежд.

Интересно тракутуется оранжевый цвет в Тибете. Оказывается, что тибетские монахи не зря одевают оранжевые одеяния.Дело в том, что дополнительный цвет оранжевому-фиолетовый.А фиолетовый, по представлению тибетцев, является высокодуховным! И одевая оранжевые одежды, на тонком плане будет фиолетовый,что будет олицетворять духовную чистоту.

Коричнево – красный цвет

Коричнево – красный цвет возникает при подмешивании темной краски к оранжевой. Темный цвет – это спокойствие. Темно – красный цвет – это успокоение раздражения. Этого часто не замечают. Люди со слабым восприятием, занимающиеся вопросами психологии цвета только с интеллектуальных позиций, не видят, что при подмешивании красок психологическое воздействие основного цвета может существенно меняться. Если красный – это раздражение и борьба, то коричнево – красный означает спокойствие и перемирие. Коричнево – красный успокаивает, это мир без раздоров, При повышенном предпочтении этого цвета врач констатирует у пациента переутомление и истощение.

Сине – красный цвет.

В данном сочетании жизненная энергия красного цвета не погашается, накапливается и тормозится. Импульс контролируется и сдерживается, сила также сдерживается. Отсюда возникает величественное великолепие пурпурного цвета, а в сине, – красном – нежная сдержанность и утончение побуждающего импульса.

 Розовый.

Белизна розового цвета также уничтожает энергичную силу красного. Однако она не тормозит ее, а освобождает от целенаправленной энергии, так как белый цвет означает свободу. Розовый – это свободная, ни к чему не обязывающая возбудимость, и в этом его соблазнительное обаяние.

Tags
Показать больше

Related Articles

Добавить комментарий

8 + 8 =


Яндекс.Метрика
Close
Close